PUSHKING

Контакты

Администрация 
pushkingcomty@mail.ru
Интернациональный сайт Pushking Community
Pushking Community ВКонтакте Pushking Community on Facebook

Все музыканты

THE WORLD AS WE LOVE IT

Послушать

Послушать онлайн
Вы можете ознакомиться с творчеством группы Pushking онлайн. Открыть плеер


Статистика



Главная Пресса 2003 Рок-шмок и пиндахрюки
Рок-шмок и пиндахрюки
2003
15.11.2003 00:00
2003 г. Журнал "АудиоМобиль" №3(14), перепечатка с разрешения редакции

 

Интервью с солистом группы Пушкинг Константином Шустаревым — Кохой

 

АМ: Константин, как родилось название группы, почему, собственно, Пушкинг?

КШ: Сначала было название Lost and Found — "Бюро находок", но когда была сделана демонстрационная запись ряда песен на английском языке и отправлена в Германию, нам сказали, что очень уж название американизировано — надо что-то связанное с Россией... И вот наш товарищ-гитарист Мартин Шифлер предложил хорошее имя для нашего коллектива: push — толкать, king — король, а получается Пушкинг. Буква g не произносится: получается как бы Пушкин, а Пушкина-то знают уж во всем мире.

Пушкинг-то Пушкинг, а потом оказалось, что это еще и продавец наркотиков в Штатах, сленговое это слово.

АМ: Многообещающее название было под стать вашим первым успехам?

КШ: Да, 94 год — год образования группы Пушкинг и уже в 96 году заявили о себе серьезно, так что на Западе нас заметили. В студии Dolphin мы услышали мнение, что проект может быть очень сильный... В России появились спонсоры: бывшие директора колбасных магазинов, но нормальные, казалось, ребята и любители рок-музыки. Собрали нам денег, отправили в Германию, вот так и был записан "V.I.P".

Взял эту пластинку один очень известный музыкальный адвокат — Удо Корнмайер (Udo Kornmaier), имеющий авторитет в европейских студиях — Virgin, МСА, EMG, BMG, Polydor... и сказал: "Этот проект должен получить через полгода Грэмми — сто процентов"... Ему пластинка понравилась — там необычная русская мелодика, но все сделано на основе классических хард-роковых и блюзовых приемов; есть композиции даже не роковые, а скорее народные — мелодичные народные песни в таком обрамлении.

АМ: И где же Грэмми?

КШ: Ну-у, когда об этом услышало наше руководство, то сразу начало делить проценты. Собрались хлопцы лысые с цепями, которые сказали: "Ниче себе, надо ж разобраться, это ж ... мы ж давали деньги!" Сели в самолет — поехали разбираться. Прилетели к парню в Гамбург, встречает он их в офисе в один прекрасный день: видит пять рыл во-от таких — с бодуна и в польтах. Те сказали: "Э-э-э, у вас тут... ага, вот этот Пушкинг, так вот это надо ж обсудить же, вы понимаете". Корнмайер кинул пластинку в шкаф и ответил: "Все, забудьте. Рашн мафия, все". Мало того — он обзвонил все компании в Европе: "Пушкинг — запомните: Пушкинг фром Раша — забыть навсегда!" Вот так и был похоронен проект: и смешно, и трагично, ведь это был сильный шанс для такой музыки из России...

АМ: А что вы делали дальше?

КШ: Мы отыграли за время нашего проживания за рубежом (3,5 года) концертов четыреста — по клубам в Германии и в Швейцарии. Потом поняли, что работать там нет никакого смысла, поскольку двери на высокий уровень для нас закрыты. Решили вернуться. Это был 99 год — тяжелое время, никому в России твой рок-шмок не нужен. Поэтому мы сначала и здесь работали по клубам, по знакомым...

АМ: А почему с самого начала на английском были все песни?

КШ: А над этим никто никогда не задумывался и не парился, вся рок-музыка приходила к нам на английском языке. Традиция... к тому же когда мы приехали в Россию, не было еще человека, который бы мог предложить русские тексты.

АМ: Но сейчас вы и по-русски замечательно поете. С чего это началось?

КШ: Когда я делал новую программу, ее услышал поэт Вася Кириченко, у которого к тому времени вышло три сборника стихов. Он сделал на мою английскую пластинку — 13 песен — русскую программу... оставил все мои гласные, все пропевания по-английски — в русских словах. Эта пластинка потом вышла и называлась "Десятый круг". А критики говорили: "Так нельзя, это не русский язык, что это за фигня, да мы не понимаем слов... надо вокал на переднем плане, чтоб были слова". Я отвечаю: "Так это ж не поп-музыка, это же рок — там вокал на переднем плане никогда не бывает, все-таки это вокально-инструментальный ансамбль, всего должно быть поровну..." А они говорят: "Не-не-не, надо, чтобы еще тут голос, понимаешь... прочь на ночной электричке ты уехал: чтоб все было ясно. Пойми, стакан семечек там"...

Люди привыкли у нас к школе эстрадного пения, когда поет какой-нибудь маститый эстрадный исполнитель: "Ыыы, о-у-а-ыр-рр-мыр-мыр-а-у-ы".

АМ: А каков стиль эстрадного исполнения песен на Западе, если иметь в виду в первую очередь рок-музыку?

КШ: Ни один американец текст группы Kiss никогда не снимет с пластинки на слух. Или AC/DC — нереально! Очень много сленговых пропеваний, проглоченных окончаний, поэтому к пластинке всегда прилагается текст. Чтобы человек мог сесть — оба-на! — прочесть стихи, подумать: "а-аа, вот оно, значит, о какой жопе он пел, вот что он имел в виду!"

АМ: Расскажи подробнее, где и как вы записывались в России.

КШ: Русская пластинка была записана благодаря Олегу Грабко. Есть такой человек, владелец питерской компании Бомба-Питер. Это гениальный парень, потому что он, во-первых, очень любит рок-музыку, во-вторых — представляет единственную компанию, которая работает не только на зарабатывание денег. Он многое делает по наитию, выпускает классическую музыку, Терем-квартет... все время подбирает интересных исполнителей, которых никому не надо, а он их издает. Он единственный, кто выпустил все наши пластинки. И говорил так: "Я знаю, что никто покупать не будет. Но я выпущу вас, потому что мне нравится, и я знаю, что это когда-нибудь пропрет, может, народ поумнеет..." После "Десятого круга" мы записали вторую англоязычную пластинку "Keepers of the nature and art" — Хранители природы и искусства. Все английские тексты писал Валера Комиссаров. Кроме того, в 99 году было снято много видеоматериала, клипов...

АМ: И, надо полагать, в один прекрасный день ситуация изменилась...

КШ: За нами уже давно наблюдали. Банкиры поляну секли и думали: "Ну как же так — хорошая музыка и никто не знает... присмотреться надо". И вот мы играли в 2001 году на байкерском фестивале в Ольгино. Очень классный был концерт, удачный, много народу было... а потом мне позвонили и сказали, что вот "есть предложение раскрутить вас в России... приезжайте в Москву, поговорим". И мы перебрались туда и с 2001 года здесь и находимся. Записана вот пластинка "Дорогая", и сейчас ведется подготовительная рекламная работа перед выпуском.

Я уверен, что людям нужна такая музыка. Многие удивляются, что в России это есть. Хотелось бы продвигаться быстрее, но очень трудно разговаривать с "товарищами" на радио, на телевидении.

АМ: Но ведь, к примеру, попсу они двигают потихоньку, тот же приз Евровидения...

КШ: Это хорошо, это клево, когда-то ж должно начинаться. Жалко, что с этого начинается. Намного приятнее, когда по всем жанрам есть приличный уровень и не стыдно...

У нас же люди, которые занимаются музыкальной инженерией, садятся за компьютер, вкидывают туда песен и начинают составлять — там стырил, тут... В принципе, этого и не скрывают. "Ты морячка, я моряк, ты тарара, да ты тара, тарара"— известная же индийская песня. Тут тяжело, конечно, сказать: вот да, я сам придумал. Но — народ все равно колбасится, значит, это кому-то надо!

АМ: Ваш стиль исполнения можно обозначить как традиционную рок-музыку, а как ты относишься к словосочетанию "русский рок"? Понимают ли его на Западе?

КШ: Да никогда в жизни. Какая Алиса, какой Чайф? Во-первых, это не назовут рок-музыкой! И как можно декламировать красивые стихи, которые непонятны американцам, с проблемами, которые им тем более не понятны, да пытаться им чего-то внушить и рассказать? Эти люди занимают свое место здесь. Сейчас уже не за что биться — все дали, чего ты хочешь. Ты хочешь материться в ЛДМ со сцены — матерись, пожалуйста.

Но — помимо внутреннего эстрадного рынка, должен существовать еще и внешний. Вот Исландия: там помимо внутренних звезд такого уровня, как у нас Пугачева, Леонтьев, есть еще внешний рынок — Бьорк... Норвегия — A-ha... в каждой стране есть звезды, известные во всем мире, которыми они гордятся. У нас этого нет. Потому что те, кто сидят у рычагов такназываемого шоу-бизнеса, считают, что нам это не надо. А на деле они не хотят становиться в очередь, ведь к той кормушке подобраться очень тяжело. Биться надо для этого. А у них и здесь деньги неплохие.

АМ: И только поэтому наш массовый слушатель не знает традиционную настоящую рок-музыку?

КШ: Нет, ее не крутят! Ее не показывают! Приходишь на радиостанцию, на тебя смотрит какой-нибудь осел и начинает тебе рассказывать о том, что ты знаешь в десять раз больше, потому что ты этим занимаешься с пеленок. А он тебе чего-то начинает объяснять, что твоя музыка устарела. Спрашиваю: "Ну покажи мне образец 2003 года тогда". "А вот Мумий Тролль..." О чем разговаривать, когда он меня начинает моде в музыке обучать?

Если бы та молодежь, которая сегодня убивается кислотой на дискотеках и слушает: тдж, тдж, тдж — приговаривая: вау, это круто!— если бы они послушали Yes 72 года, я думаю, у них бы не только слоны замаршировали в башке, а такие картины поехали: у-у-у... Но те люди, которые имеют бабки и кормят тот же МузТВ,— не хотят воспитывать молодежь грамотно. Они же все знают, они же во все врубаются. Но им это невыгодно. А выгодно воспитывать лохов, да, да, лопайте: вот вам — фабрика звезд! Ставят молодых пацанов, девочек, из которых 90% ни петь, ни играть не могут! Ну не дано им... Зато ярко выраженный комплекс "звездной болезни", человека, попавшего с периферии прямо на ОРТ, видит вся страна. И о том, что в нашей стране переполненный эфир ОРТ может заставить слушать все, что угодно, говорят полные залы людей, которые сейчас собираются посмотреть на эту "диковинную" фабрику звезд.

АМ: И как же это происходит?

КШ: Собираются люди, которые садятся и говорят: "У нас в стране полно лохов и быдланов. С них надо косить бабки, и это кайфово в плане бизнеса — давайте этим заниматься!" Фестиваль Нашествие — кайфово! 80 тысяч человек — эге-ге-гы-ы-ы! Выходят артисты на сцену все обдолбанные, ни у одного музыканта нормальных глаз (исключения редки — например, Пикник). Ваууу — все: "У нас фестиваль!" Этот пафос... гитары просто не строят ни у кого...

АМ: Есть ли выход? Как продвигать другие направления и стили?

КШ: Все очень непросто для нормальной музыки, хотя она есть у нас в стране. Была мысль найти спонсоров и сделать ежегодный фестиваль "неформатной" музыки, собирать на большой площадке — вот, допустим, в Юбилейном — известных людей джазовых, джаз-роковых, арт-роковых, поп-рок, фолк-рок. И чтобы они от своего имени представляли новые коллективы.

АМ: А можно ли вообще в принципе об этом договориться?

КШ: С этими-то типами, которые у кормушки? Они говорят: "а вообще, конечно, талантливо, очень хорошо, очень, очень круто... это настолько круто вообще — я даже думаю, что это круче, чем Би-2... но, но..." И начинается: "Ну вы знаете — не формат это..."— и все. И им ничего не надо — они все знают. Они говорят: "Старик, ты че? Наш рок — это вот, наша гордость, а ты... вот на этом надо воспитывать нашу мОлодежь — а ты нам принес какие-то песенки про любовь, про морковь там, пытаешься под кого-то подстраиваться, не-не-не, ты нам мозги-то не пудри, мы ж слышим. Мы ж сразу втыкаемся — у тебя там вторая песня вообще один в один".

И все-таки я надеюсь, что будут изменения к лучшему. Вот записали мы песню с Дэном Маккаферти 14 октября в Юбилейном, на его день рождения...

АМ: Как вообще родился этот проект?

КШ: Организаторы его концерта мне предложили... и поскольку сейчас наши киношники сняли совместно с Голливудом фильм "Приз — полет в космос", эту песню решили сделать саундтреком. Песня "I love You" с моей англоязычной пластинки 96 года "V.I.P"... она была задумана как песня Nazareth... И так вот жизнь повернулась, что в результате Маккаферти и спел ее вместе со мной. Осенью будет большая промоушн-акция этого видеоклипа. Мы сняли концертный ролик, сделали, ну и записали — вот слушайте ее в приложении к вашему журналу.

Сейчас, как пойдет этот фильм, я надеюсь, наш рейтинг вырастет. Мы хотим до конца года сделать презентацию пластинки нашей русскоязычной "Дорогая" в Москве, в концертном зале Россия... Потом в конце года сделать большой концерт: в Олимпийском — в Москве, а здесь в Ледовом. Если не получится, то все равно дадим концерты и в Москве, и в Питере, но не на таких больших площадках. А потом уже будем ездить по стране.

АМ: В каком составе вы сейчас выступаете?

КШ: Это вот я — пою и пишу музыку; барабанщик — Андрей Круглов; басист — Роман Невелев, клавиши — Олег Бондалетов, гитара — Дима Лосев. И звукорежиссер — бриллиантовые уши России — Андрей Дейков.

АМ: Итак, у вас есть хороший проект...

КШ: ...а умные дяди тебя слушают и говорят: "Это не будет продаваться, это не будут слушать"— и решают за всех. За миллионы людей они это решают! Зачем петь о любви, о чем поет весь мир, зачем светлые песни, мелодика классная... когда надо нашу, вот эту: "Ай, шалам-балам"— чтобы эх, сразу налить, хлопнуть стаканюгу, потом взять биту, выйти, как хватить кого-нибудь по спине, чтоб — ух, хорошо!— сесть так, довольным: не зря прожит день, понимаешь?

АМ: Если честно, то не очень...

КШ: Ну невыгодно просто, зачем брать какой-то рок-коллектив, где должен быть звукорежиссер, где технология записи сложная. То ли дело — концерт, живой звук, бабки другие совершенно... когда тут есть эти пиндахрюки... слепил минидиск на самой дешевой студии (настукивает и напевает пискляво) — хлоп, обанца!— раз запустил какую-нибудь срань, ка-ак зарыдал: а-а, бля, а-а! Рынок у нас такой, это нормально. Но дайте же людям право выбора, твою мать! Дайте всего понемногу, чтоб народ мог сам решить, что ему нравится. А этого ж нету, это ж все на корню гасится и только одна хрень толкается. С чем вас и поздравляю.

АМ: Что же, неужели у нас все вот так мрачно?

КШ: Да нет — любая музыка имеет право на жизнь и на свободу. Я никого не хотел обидеть в своем интервью: Боже упаси! Мы счастливые люди и для нас не важны рейтинги, мелькание на ТВ, радиоэфиры, потому, что мы с пеленок занимаемся только музыкой и для нас не стоИт и не стоял никогда вопрос делать что-нибудь другое в своей жизни. И не наша проблема то, что нас знает так мало людей в этой стране, это проблема в первую очередь СМИ этой страны (ТВ, радио и т.д. и т.п.). Просто каждый человек должен иметь право выбора из всего того огромного количества материала, который в равной степени должны освещать наши СМИ, — а не "кушать" то, что они готовят по своей прихоти, пользуясь известным постулатом "публика — дура"... Талант все равно прорастет сквозь асфальт, поверьте мне. Храни вас Господь!

 

Примечание: Три песни с пластинки "Дорогая" также вошли в приложение к журналу.

Беседовал Алексей Скорпилев

 

Скоро

Flame of The Rising Soul


Всегда с нами

Всегда с нами

Freddie

Freddie
Первый Российский Рок-проект целиком и полностью записанный и изданный на деньги фанатов группы «PUSHKING» и любителей творчества FREDDIE MERCURY.
Подробнее →

О группе

Константин "Коха" Шустарев - вокал, гитары

Берта Бертрудова - вокал

Олег "Иваныч"  Бондалетов - клавишные

Дмитрий "Митя" Лосев - гитара

Роман Невелев - бас

Филипп Соха - ударные

Александр Андросенко - гитара

Андрей Дейков - звук