PUSHKING

Контакты

Администрация 
pushkingcomty@mail.ru
Интернациональный сайт Pushking Community
Pushking Community ВКонтакте Pushking Community on Facebook

Все музыканты

THE WORLD AS WE LOVE IT

Послушать

Послушать онлайн
Вы можете ознакомиться с творчеством группы Pushking онлайн. Открыть плеер


Статистика



Главная Пресса 2012 Константин Шустарев. Автобиография Русского Рокера. Части 1, 2 и 3.
Константин Шустарев. Автобиография Русского Рокера. Части 1, 2 и 3.
2012
30.11.2012 07:51

 

Автобиография Русского Рокера.

Часть 1.

 

Изгои — именно так когда-то точно и хлестко, мой приятель и классный «драммер» - «Дрюня» Круглов, дал определение нашему положению в русском музыкальном сообществе. За свою творческую жизнь мне довелось повидать многое и испытать немало, и мог ли я когда-то представить себе, что судьба сведет меня с огромным количеством интересных, талантливых, известных, заслуженных, порядочных и подлых людей? И конечно, уж никак было не представить, что судьба уготовит мне место «Изгоя» в том деле которым я занимаюсь без малого вот уже сорок лет, эдакого музыкального «оппозиционера», сейчас это так называется.

 

С самого раннего детства музыка была моим «ангелом хранителем», уже сейчас я это понимаю совершенно точно. Родился я в Баку, и дом наш находился аккурат напротив Бакинской филармонии и окна выходили прямо на центральную улицу Коммунистическую, а балкон наш как бы «зависал» над этой улицей, я бы сказал - «парил». Обоссать Брежнева это вам не «хер собачий», и совсем не каждому это дано, а я вот имел честь это сделать. В то время он приехал в Баку с визитом и со всем «кортежем» продвигался по той самой центральной улице. Жара стояла страшная и народу, создавшего «живой коридор» на этой самой улице было «немерянно», цветы, крики, эйфория от встречи с «великим» , все это практически «разрывало» воздух над Коммунистической. Леонид Ильич, ехал в открытом лимузине и красиво, солидно и с достоинством махал счастливым бакинцам рукой стоя в машине. Вот как раз проезжая под нашими окнами, я тогда еще маленький , голенький распиздяй и дал струю с того самого балкона и в аккурат на нашего «вождя»...

 

 

Вот таким я его и "обоссал"

 

Надо отдать должное «ребятам в серых костюмах», которые очень быстро вычислили откуда «фонтан дует» и быстро «взлетев» по лестнице на четвертый этаж постучали в нашу дверь. Бабушка меня сразу спрятала в маленькую комнату, схватила лейку и сделала вид, что поливает цветы, которых на балконе было в изобилии, это только и спасло...

 

Бабушка Женя, моя "спасительница"

 

Вообще мы с Леонидом Ильичем и рок-музыкой достаточно долго сосуществовали параллельно, позже я переехал в город Днепродзержинск откуда он родом и прошел там путь от окончания «десятилетки» до ухода в Армию.В школе я «плотно» занял место самого ёбнутого мальчика, потому что постоянно пел и ходил по улицам с вытянутыми перед собой руками, делая вид, что играю на пианино. И поэтому совсем неудивительно, что моя мама бегала четыре раза топиться на Днепр, и переводили меня из школы в школу уже в первом классе два раза, и класс однажды я увел с контрольной на поиски «затонувшего бомбардировщика» и т.д.И конечно, музыка давала мне огромную энергию, благо, старшие товарищи узрев во мне «ебанько от природы» уже в четвертом классе познакомили меня с творчеством группы «Slade», а потом «отполировали» все это группой «Nazareth», знали бы тогда эти старшие наставники, что через много лет, именно Дэн Макафферти споет мои песни и именно его первый приезд в Россию буду «разогревать» именно я с группой «Товарищей»... «Башню» мне снесло основательно и с тех самых пор она не на месте и по сей день, я бы даже сказал, что «точку сборки» по Кастанеде, у меня тогда сместило нах именно «муззоном» и с тех самых пор я начал воспринимать мир «неадекватно» без наркотиков. И было все, был «наставник» Саша Могила, который учил играть на гитаре и за не звучащие струны в аккорде бил железной линейкой по пальцам, было огромное количество прослушанной, заученной, музыки начиная с ВИА «Песняры» и заканчивая «Weather Report»с промежуточной «остановкой» в «Led Zeppelin». Я был «всеяден», я любил всю хорошую музыку и впитывал ее как «губка», конечно, сначала было участие в школьном ансамбле, потом в местном Дворце Культуры , гармонии, мелодии, все это буквально «разрывало» мой мозг, мы «сдирали» все вокальные партии, партии соло гитары, барабанные партии и очень часто на репетициях слушая какую нибудь «команду» типа « Earth Wind and Fire» мы «выделяли» все синкопы с барабанщиком и имитировали все гитарные и вокальные партии, «конченным лохом» считался тот, кто промахивался или забывал какой нибудь нюанс. Мы посещали все без исключения концерты приезжавших к нам на гастроли музыкантов, «Арсенал», «Аллегро», «Крок», «Песняры», «Аракс» и т.д., как я завидовал им тогда, именно по-хорошему, «белой» завистью, это были люди, которые находились все время в движении, занимаясь любимым делом, путешествуя из города в город, собирая большие «площадки», доставляя людям столько позитива и радости... И как я мог знать тогда, много лет назад, сидя в фойе ДК «Химиков» города Днепродзержинска возле служебного входа и ожидающего звонка в зал, перед концертом группы «Земляне», что парень в блестящем комбинезоне, с профилем птеродактиля, купивший в буфете без очереди бутылку сухого вина и бутерброды, являющийся барабанщиком «Землян», будет моим другом, с которым нас свяжут долгие годы совместной работы, и, что Игорь Романов, весь такой модный и вкуснопахнущий, пробежавший мимо меня на служебный вход, будет моим Крестным отцом..... Да, жизнь интересная штука... «Temple of the king» - именно под эту Великую песню «Rainbow» я, восьмиклассник шел с вытянутой перед собой лопатой на которой лежала куча моего же говна перед строем, состоящим из четырех городских школ, находящихся на практике в колхозе Лобойковка... А ведь я был тогда популярен, именно там, на практике, я был певец, я пел все песни из фильма «Три Мушкетера», я пел «Child in time», я вообще много чего пел и я был «звезда» местного масштаба. Все девочки из четырех школ на меня смотрели, как английские «группиз» на Планта, и только, блядь, начальнику лагеря весь рок был до «сраки», и именно по его распоряжению на ночь во всех корпусах закрывали на замок туалеты и сами корпуса, с хуя??? Думаю, он и сам не знал ответа на этот вопрос, что же тогда говорить о нас.... Вот в одну из таких ночей я и «заметался» в полубреду, потому что гавно давило на мой молодой организм основательно и уже стало бить в мозг, единственным выходом оказалась открытая кладовка, в которой лежали швабры, лопаты и всякая «хрень», вот именно в ней молодой мечущийся с выпученными глазами «залупоносец» и нашел долгожданный покой... И все бы ничего, да только размерчик моей обуви меня подвел. Я был высок и красив, как Аполлон и нога у меня была 44-го размера, а в лагере больше ни у кого не было такого размера. И вот, в тот самый момент, когда всё руководство лагеря сосредоточенно стояло над моей кучей говна, размышляя, над тем, что за ссука здесь ночью «отметилась», появился один стукач, грамотный, падла, до невозможности (наверное далеко пошел), он сразу сказал, я типа знаю, кто это сделал, 100%, и тут же указал на меня. Я был честен и невинен, я отпираться не стал, он меня по отпечаткам моих кед вычислил, ссука... И конечно, начальник лагеря ничего лучше придумать не смог, как выстроить весь лагерь, дать мне в руки лопату со своей же кучей говна и заставить меня пронести эту кучу, как «сердце Данко», через весь строй... Я надеюсь, не надо описывать моё состояние, я готов был «провалиться сквозь землю» от стыда и только до боли знакомая мелодия, которая в это самое время неслась из репродуктора на весь лагерь, любимый и дорогой мне голос дядюшки Дио в дуэте с дядюшкой Ричи, как бы говорили мне: "А положи ты на всех на них, Кохочка, писю..." И я таки положил, и только это мне помогло выжить чисто психологически. Уже вечером я как ни в чем не бывало исполнял перед дяучонками свой репертуар. Мне даже страшно представить себе, попади в подобную историю какой-нибудь молодой отрок сейчас.... Суицид 100%. Вообще, музыка меня всегда очень поддерживала, и, честно говоря, когда я услышал первый раз «Машину Времени», мне это совершенно не понравилось, мне не понравился вокал, исполнение, впрочем, как и у остальных групп типа «Аквариума». Для меня, если нет вокала и исполнительского мастерства - это не интересно. Все говорили вокруг: "Да ты дурак, послушай о чем они поют..." А для меня это не главное, я не понимал никогда о чем поет Плант, Дио, Мэркьюри, Байрон ... Но меня это «цепляло» и выворачивало наизнанку мою душу. Меня никогда не интересовала политика в музыке, политика политикой а музыка музыкой, я по другому воспринимаю музыку: или нравится или нет.... И меня совершенно не «обломает» тот факт, если Плант поет о какой нибудь хуйне, пусть он поет о хуйне, но он о ней поет так, что меня это будоражит и реально заставляет переживать, а Макаревич поет о серьезных вещах так, что у меня лично это не вызывает никаких эмоций... Да, вот так, наверное, не правильно я воспринимаю музыку, но ничего тут не поделаешь. Хотя мы пели всю «Машину Времени» своими голосами и на свой лад, и я помню, как потрясла меня в молодости группа «Карнавал», тот самый, первый состав, когда Барыкин и Кузьмин были вместе, и ведь слезы накатывали от «Слезы льет лед» и комок в горле от «Мама я попал в беду», и какие эмоции я испытывал на концерте от «Колокола Тревоги» «Аракса», от того соло, которое в этой песне играл Тимур. От «Снова весна», и пусть текст о весне, а не о тогдашнем КГБ, но, какое исполнение, Толя Абрамов а-ля Пэйс. Какие мелодисты Вадик Голутвин с Тимуром! Я знал все их гитарные партии и пел их наизусть. Гениальное соло в песне Антонова «Тебе», которую играл «Аракс», акустические партии в «20 лет спустя». Беликовский «Ноктюрн» просто, по стопам «Queen». Саша Монин, Саня, Санечка.... «Круиз»... Какие классные мелодии, гармонии! «Диалог» с Брейтбургом и его рок-оперой. Ах, какой это был Брейтбург!.. А потом «Москва» «Твердишь ты что расстаться нам пора...» и вокал Носкова... И все это параллельно со всем Тамошним от кантри до блюза, от джаз-рока до фьюжн, от хард-рока до появившегося тогда «металла»... Вот это мне нравилось...

 

После школы в Армию я мог не идти, у нас в городе был Индустриальный Институт с военной кафедрой. Хоть я был и «болван», которого кроме музыки больше ничего не интересовало, папа у меня был умный, уважаемый, порядочный, занимающий по тем меркам высокий пост, человеком в городе. Был он главным инженером большой всесоюзной стройки «ДнепрДонбасс» и, конечно, в институт этот я мог попасть без особых проблем, а там, строительная династия и все такое, но, у меня были другие виды на жизнь... Я с легкостью поступил в Днепродзержинское музыкальное училище на дирижерско-хоровое отделение. На экзамене по вокалу преподаватель быстро определил, что я являюсь незаменимым материалом для хора, так как мог петь бас, если их было мало, или баритона, если те тоже прогуливали, ну и тенора мог легко, в общем, поступил, чем вызвал тогда большое удивление у родителей, которые всегда считали, что все мои занятия музыкой - «хрень собачья», и скоро у меня это пройдет...

 

Студент Днепродзержинского муз. училища. "Хоровых" дел "мастер")))

 

Учиться мне было, прямо скажем, не интересно, все как-то вяло и дико скучно, и развязка наступила достаточно скоро... Это был городской смотр хоров разных училищ. Жопу конечно «рвали» по полной программе, многочасовые репетиции и вся «шняга», которая к этому прилагается. Наступил день смотра, проходил он в городском ДК, народу — немерянно, на первых рядах все руководство города, партийные боссы, райкомы, обкомы, гости из Москвы, в общем, полный «боекомплект». Наш дирижер пересрал конкретно, это было заметно даже невооруженным глазом. Подошел наш черед, мы выстроились за кулисами, я стоял на самом верху. Пели тогдашний хит «Широка страна моя родная» и мы в это свято верили, потому что других стран не видели вообще. Короче, нас объявили и мы грянули! По мере моего исполнения в этой общей «лавине» голосов, я поймал себя на мысли, что сам себя не слышу вообще и тонУ в этом общем потоке, который изрыгали из себя глотки сорока «рыл». Это как на футболе, когда все орут "ГОООЛ!". В общем, меня захлестнула эйфория, кайф от того, что меня никто в этом всеобщем потоке не слышит, и я начал орать, и орать я начал поперек всех... Текст был примерно следующий: "УрррААААА! БлЯЯЯЯДЬ! Да здравствует СТИИИИИНГ! ЕБААААААААТЬ ту ЛЮСЮЮЮЮЮЮЮЮЮ!......... Всё бы ничего, только откуда было знать молодому дебилу, что наверху под кулисой в аккурат на моем уровне висели микрофоны... В общем, это было моё последнее выступление в составе хора. Зал уссыкался, все высшее руководство реально подохуело, это было видно по их вытянувшимся рожам, а в стане «соперников» из других учереждений творилась такая «веселуха», что некоторые, не скрывая своих эмоций, «катались» по полу от гогота... Я почувствовал на своей жопе чью-то тяжелую руку. Нет, это не была рука молодого тогда Бореньки Моисеева (и Слава Богу), это была рука человека в костюме, у которого башка сразу переходила в плечи. Стянули меня нах с пьедестала, и вышвырнули вон, сначала из ДК, а потом из училища... Началась серьезная музыкальная работа, концерты, выступления, ресторанные «игрищща», «халтуры». Свадьбы игрались одна за другой, в моем «талмуде» было более тысячи хитов всех народностей, от «Обручальное кольцо не налазит на яйцо» (как когда-то допел мой пьяный барабанщик на одной из свадеб и мы все получили хорроших пиздюлей), до песни «В малиновке заслышав голосок», от «Белый аист летит, высоко бля, пиздец, все дела...» (как когда-то опять таки спел этот же мудак пьяный на одной из свадеб), до «Goodbye to Romance» любимого мной Оззи, от «Нэсэ Галя воду» и до «А мы злягалыся на танцях, а ты була в червонных штанцях, а щось нэ тэ и тэ нэ та, у тэбэ лифчик выгляда...». Свадьбы были жестокие, по трое суток, с драками, бесконечной игрой, повторением по сто раз песен, с огромными бидонами свекольного самогона, от запаха которого даже морщины на сраке у старцев разглаживались, как у младенцев, рассольник, сметана, блины, поросята, короче, полный вперед. Именно там, на зимних многочасовых игрищщах я свои связки превратил в канаты, и понял, что когда на третий день ты рычишь песню «Клен», (причем теперешние металлюги с их «гроулингом» просто «щеглы») круче лекарства чем горячее пиво, просто нет. Тут-то у меня ко всему моему набору вокальных «прибамбасов» добавился любимый мной «микст», я ставил дома бабину с «Back in Black» и выводил «рулады» с дядюшкой Брайаном, раз по десять постоянно перематывая кассету, а потом у меня появился винил «ACCEPT» Breaker, тут уж я горланил с Удо до посинения... Эти часы очень «любили» мои соседи, они потом всегда косо «зыркали» на мою маму, и при встрече старались не смотреть ей в глаза, они были уверены, что Неля Михайловна, такая с виду порядочная женщина, занимается пытками и зажимает своему сыну яйца дверью, как минимум три раза в день.... Ну, яйца не яйца, а пел я славно. Вот так, с шутками и прибаутками пришел черед итить в Армию. И опять музыка, всегда музыка и именно рок-музыка, тот самый рок, REAL ROCK!

Я приехал в область на призывной пункт. Народу-тьма, все «в гавно»  (проводы удались), гулять то уж у нас умеют. Мы сидели и потихоньку выпивали то, что смогли пронести. А в это время набирались «команды», приходили офицеры, многие тоже под шафе, и набирали команды новобранцев, кои увозились в разные уголки нашей необъятной страны. У нас кончилось «бухло», и я вызвался перелезть через забор и смотаться за добавкой. Я прибежал в местный магазинчик и, купив пару пузырей «Пивдэннобужського», уже хотел было идти обратно, да тут спор двух ребцев меня тормознул. У одного из них был магнитофон «Весна» и оттуда на всю «катушку» рыдал Плант, это был «Presence» - моя самая любимая пластинка LZ. Короче, один из парней утверждал, что это «Rainbow», а второй до хрипоты орал, что это «Grand Funk». "Ну, блядь, лошшары", - подумал я и вступил в спор. Короче, тормознулся я на пол часа, все рассказал, обьяснил и даже показал, когда вернулся обратно, мне сказали, что меня обыскались и уже вызывали и уже сказали, что меня «уроют» и т.д. В общем меня набирали в команду Северного Флота, 3 года короче, а меня нет, команда в общем ушла а я остался. Я подбежал к майору ну и обьяснил, так мол и так, заснул, не слышал, он долго матерился, в результате отдал мое дело рядом стоящему капитану, он как раз набирал команду в связь, учебка под Киев, во как... Рок-н-ролл... дядюшка Плант, спас таки от бескозырки.

 

Часть 2.

 

Присяга

 

Попал я в учебку под Киев. Когда мои родные приехали ко мне на присягу, то первое, что они увидели, это двух пьяных в гавно, дерущихся майоров на КПП. Все были в шоке, но смягчила этот ужас небольшая заметка обо мне в газете «Красная Звезда», о том мол, что такой хороший парень, как рядовой Костя Шустарев, организовал в учебке хор и Вокально-Инструментальный Ансамбль, хор, типа, красиво исполняет «Смуглянку», а ВИА «нарезает» не по детски «Земля в иллюминаторе», в общем и целом родители остались довольны.

Потом началась служба, сержанты (они же - старослужащие) пиздили нас беспощадно, я получал, как и все, а по ночам меня поднимали, и в «каптерке» мной давались сольные концерты для тех самых сержантов.

 

Учебка

 

К концу учебки гром все таки грянул. Однажды дембеля «дернули» меня ночью на очередные ночные «посиделки». Я сидел в центре компании, и орал песни, аккомпанируя себе, а вокруг меня дембеля, поглощая самогон, дружно спорили о судьбе страны, некоторые рыдали под песню «Сижу на нарах, хуй дрочу, картошку чистить не хочу...». В этот самый момент дверь распахнулась, в нее влетели два пьяных мудака и весь караул во главе с лейтенантом: эти два пьяных урода пошли поссать и зашли в зону караула, там типа "Стой стрелять буду!", они типа "А не пошел бы ты нах!", а тут как раз караул идет менять часовых. Эти два придурка побежали и привели всю эту «шоблу» как раз в то место, где в полном разгаре был праздник.... Они заскакивают, я сижу с гитарой посреди стола, «нарезаю» так сказать, весь в чувствах, а сидевшие по бокам дембеля сразу в окна попрыгали, исполнили так сказать «морских котиков» тут же. Ну меня одного уродца и «приняли», теплого и в меру разгоряченного. Майор долго меня «пытал» и «сверлил мне мозг», кто был со мной за столом.... Это было долго и нудно, я пошел в глухой отказ, в результате мне тут же пообещали Афган и содрали с меня сержантские «лычки», оставив меня ефрейтором (по принципу: лучше иметь дочь проститутку, чем сына ефрейтора), не забыв при этом лишить меня и «классности» как связиста... Короче, полгода учебки «коту под хвост».

 

 

Сделали таки ефрейтором

 

В общем, ко всему этому меня «в догонку» еще и на губу определили, подумать, так сказать. Сижу я на «губе», и тут ко мне приходит майор, директор клуба той самой учебки, где я служил (мы сним сошлись на общей нашей любви к «Pink Floyd» и в особенности к пластинке «Atom heart mother») и говорит: "Костян, тут такое дело, из Львовского высшего военно-командного училища пришла разнарядка, надо отправить им на обучение одного бойца от нашей части, на факультет директора клубов и домов офицеров, кандидатуры лучше тебя просто нет, ты ж у нас и хор и ВИА..." И потом он начал мне описывать все прелести и перспективы этой профессии, в общем, «засрал» он мне мозги капитально, я тут же позвонил от него домой и попросил папу привезти мне документы в часть для поступления, сказав ему, что жизнь моя отныне будет хоть и в сапогах, но интересной... Папа привез мне документы через три дня, вся моя рота ушла в Афган, а я сидел и ждал, когда за мной приедут из Львова, и практически в последний вечер мой директор клуба решил мне сделать «отходную», мы набрали самогона, сели у него в клубе и под звуки «Pink Floyd» начали «дубасить». Мы прослушали все альбомы и перешли на сольники Гилмора, после этого я начал петь, а майор вдруг заплакал и сказал: "Да нахуя тебе Коха это училище гребанное.... нахер тебе эта жизнь в сапогах... ты петь должен... и вообще, пошли всех нахуй и прости меня брат за то, что хотел жизнь твою изменить...." На следующий день я пришел к начальнику учебки и сказал, что никуда не поеду.... Пипец, надо было видеть его глаза.... Они вылезли из орбит сантиметров на пять, Крупская могла бы только позавидовать ... Он орал, как подорванный, что я типа его наебал и он теперь меня сгноит на подземном узле связи и еще куча всякой херни, одним словом, Подопригора (фамилия его была). Хвала Гилмору и майору, а еслиб я ушел в Афган...? Хер знает, как вообще сложилась бы моя жизнь...

За мной приехал автобус, меня погрузили и повезли в войска. Привезли меня в место под Киевом, именуемое Семиполки. Я вышел из автобуса и первый, кого я увидел, был пьяный в гавно майор который стоял на КПП опершись о шлагбаум, это был дирижер полкового оркестра и лиры в его петлицах были повернуты вниз.... Он тут же меня «тормознул» и спросил: "Музыкант???" Я ответил:"ДА". "За мной", - сказал он мне и повел за собой, вот так, собственно говоря, и началась моя служба в войсках.

И было все... «Выгреб» пиздюлей от дембелей пол года и каждый день, «отбой» на «быльцах коечек», привычка и не боязнь летящего в рожу кулака, чистка лезвием армейского «очка» до бела, одеколон «Русский Лес» и лосьон «Мцыри» на «приказ», клей БФ 6 (т.е. то, что от него оставалось в ведре после дрели), гуталин, и еще хер знает что, а так же каждодневная игра на «разводах», игрища в соседних деревнях на похоронах, свадьбах, выпускных вечерах и т.д.

Короче, наш внештатный оркестр обслуживал половину области, и самогона в раструбе моей тубы было пронесено в часть «немерянно», я уже молчу про бас барабан...

 

Оркестр

 

При всей жестокости наших дембелей, они испытывали ко мне какое-то уважение что ли, т.е. пиздили не как всех, а с уважением как-то, вдумчиво, а иногда с остервенением.... Видно из-за того, что я в свою очередь старался относиться ко всему с юмором, я ведь «шпилил» на басу и пел огромное количество песен... Чувствовал я себя «звездой» области конкретно, тем более, что жопа моя была именно в звездах от армейской бляхи....мухи ссука.

Когда моя мама приехала навестить меня в войска и я вышел на КПП, то мне пришлось долго ее успокаивать, она рыдала и билась в истерике.... Конечно, увидеть такое.... вместо сына к ней навстречу вышел, худой, изможденный с лицом пепельного цвета «муфлон», нет, это был не солдат Советской Армии, это было испижженное, с красными, как у альбиноса глазами от недосыпа и гниющими от недостатка витаминов ранами и ссадинами на руках и еще х знает где, в общем, подобие ее сынули.

Когда я сам стал старослужащим, то ни разу пальцем не тронул ни одного «молодого», мне, честно говоря это даже в голову не приходило, я группу собрал, где из «молодых» были классные музыканты, «УШИ» , она называлась, и до моего «дембеля» всяких мероприятий мы отыграли очень много и успешно.

Вообще, армия пошла на пользу, она конкретно научила «засовывать» свои амбиции глубоко в жопу и немного разбираться в людях, она конкретно показала, как люди наделенные властью из нормальных превращаются просто в конченных и жестоких «долбоебов», она показала, что значит быть «неприкрытым» подлецом, «пидарасом» и «сексотом», какой конченной «ссукой» может стать человек решивший «выслужиться»..... И еще много всего.... И конечно, я совсем не жалею, что прошел за эти два года, в психологическом плане я стал намного «закаленней» и самое главное, что при всем при этом я постоянно занимался своим любимым делом — МУЗЫКОЙ!

За время моей службы «на гражданке» появлялись новые группы и становились мега популярными: «Форум», «Секрет» и т.д., но мне это все не очень нравилось, это было для меня слишком просто и вокал не «вставлял», а музыка, где на «подкладе» исполнялась партия «второго альта» меня вообще раздражала....

Да и как мне это могло нравиться, когда вышел YES «90125», это вообще была «бомба».... А потом «накрыл» «Perfect Strangers» DP, отечественный «рынок» тоже в накладе не остался, Юра Чернавский с Матецким выдали чуть раньше «Банановые Острова», а Тухманов «выдал» с «Москвой» НЛО, а потом и «Ступени» с Сашей Барыкиным.

В 1985-м я «дембельнулся» и приехал в Питер, моего отца перевели на новую стройку, и именно Питер надо было защищать от наводнений.

 

Дембель

 

Первое время мне было очень тяжело, я приехал в красивый город, в котором у меня не было ни друзей, ни знакомых, ни врагов, никого.... Один, как «перст», я слонялся часами по Васильевскому, по Невскому и вообще «шараебился» основательно в поисках рок-клуба, о котором от кого-то слышал еще в Армии.

И Господь все же услышал мои молитвы....

Однажды, когда я стоял на станции метро «Гостиный Двор» и листал проспект барабанов «Premier», ко мне подошел парень с бородкой, как у дедушки Ленина и с таким же прищуром, звали его Алик Ахмеров, он попросил у меня глянуть проспект, потом, как говориться, слово за слово, я рассказал, что я музыкант, пою, только «дембельнулся», а он тут же сказал, что одна группа срочно разыскивает вокалиста, что репетиция сегодня и надо ехать на «Лесную», все завертелось...

Группа называлась «Нокаут», она состояла в рок-клубе и играла в стиле хэви-металл. В этой команде было три человека, барабанщик Женя Павлов (в свое время он играл в «Россиянах»), басист «Джон» и гитарист Леша Ильин. В общем, Женя был самый профессиональный музыкант, остальные два «героя» были идейными вдохновителями и авторами. Меня привели на прослушивание и дружно сыграли ряд песен. Для меня по звуку было все не совсем обычно, очень жестко, «кандОво» и сыгранно, энергетически просто «сбивало с ног» и я в легкую «подприпУх» от такого «напалма». Точнее говоря, это сильно отличалось от того, что я у нас слышал. Тексты были «хлесткие» и несли в себе ту смысловую нагрузку, которой придерживались почти все рокклубовские группы тех лет.

Мне надо было спеть и, честно говоря, сначала я не «врубался», как это сделать, я начал давать в вокале «Ковердэйла» и «Байрона», но по лицам музыкантов видел, что это совсем не то....

Однако, «Джон» все же смог мне обьяснить, что именно им надо, он попробовал исполнить песню и прокричать, как это должно быть, и тут я все понял, МИКСТ, именно он, мои любимые дядюшки Джонсон и Удо вышли на первый план, я открыл «чавку» и так заорал, что залаяли все окрестные собаки.... Это было в десятку, я был принят, чувство братства переполняло нас всех и Портвейн полился рекой, тут же были обозначены ближайшие перспективы, а именно концерт, который должен был состояться нелегально в одном из ДК через 13 дней под Новый Год.

 

"Нокаут"-"Джон"

 

Началось, закрутилось... Все бы ничего, но, была одна проблема, на репетициях программа звучала просто круто, очень мощно и драйвово, но перед концертом наши «ребцы» выпивая по стакану «портвешкА» терялись в пространстве, приходилось даже «орать» английскую «рыбу» под одни барабаны, благо, в зале в основном все были в «гавно» и это «прокатывало», тем более, что после на сцене больше было «театра» от других команд, чем музыки.

Я хорошо помню наш первый сольный концерт в рок-клубе. Вел его Коля Михайлов, который решил не отставать от нас и напялил кожанные напульсники и жилет в клёпках.

 

"Нокаут" концерт в рок-клубе

 

Надо отметить, что «Нокаут» тогда была первая и единственная команда играющая в этом стиле (по крайней мере в Питере), на этот концерт народу собралось «немерянно», зал был «битком», из Москвы приехал «Хирург» с ребятами, тогда он еще не был байкером, он подарил нам кассету группы, которая тоже играла в этом стиле, это была «Ария», они как раз записали первую пластинку, но, вокал нас сразу обламал.... Я всегда любил больше Ди Анно чем Диккинсона (знатоки поймут). В общем, как я уже сказал, народу было очень много, был «битОк», люди были с противогазными сумками (это было модно), кто-то «припер» огромные «маслЫ», наверное с мясокомбината, были и Цой и много кто из уже популярных героев рок-клуба.

Мы сидели в гримерке и готовились, Леша Ильин маленький, волосатенький, загримированный и одевший себе на «маковку» настоящий череп на резинке, загримированный такой же маленький «Джон», все в коже, и заклепок было столько, что казалось «Балтийский» остался без металла....

 

"Нокаут" Леша Ильин

 

Я в кожаной куртке на голое тело, кепке, как у Брайана, высокий, «сухой» и техничный, за мной мускулистый и усатый как Лэмми «Старичок», он же Женя Павлов. Все бы ничего, да надо же было взяться, как по мановению «волшебной палочки» прямо из воздуха, ящику Портвейна...

Зал бесновался и ликовал, мы выскочили на сцену и понеслось... На второй или третьей песне Леша в экстазе побежал на авансцену, а вместе с ним и «примочки» и усилитель, гитара «вырубилась», мы втроем продолжали «нарезать» , зал как-будто ничего не замечая, «орал». Леше обратно подключили гитару и тут началось реальное шоу, он убежал за кулисы и вернулся с металлической урной полной мусора, под крики толпы, урна полетела в зал, красиво «выплевывая» содержимое на головы настоящих «металлистов», Ильину этого показалось мало, и тогда он вынырнул из за кулис с огромным гаечным ключом, размер был внушительный где то 55 на 60, я, честно говоря, когда это увидел, даже охуел и забыл на время текст. А Леха не унимался, он схватил гитару и начал этим самым ключом «елозить» по струнам, скрежет, и писк, который доносился из «порталов» подзадорил и без того охреневшую публику еще больше. Сначала порвалась одна струна, потом вторая, там третья , но это был не предел, надо было ставить финальную точку и Леха размахнувшись «запустил» этим ключом в зал.... Наши рожи на сцене вытянулись одновременно у всех, у Леши «черепок» сполз на лицо и он напоминал разбушевавшегося «демона», и Слава Богу, что этот ключ ни кому не приземлился на голову, в противном случае это всё закончилось бы очень плохо.... Но концерт закончился, гримерка «лопалась» от наплыва музыкантов, панков и металлюг, мы были герои, мы сделали это!

 

"Нокаут" я и "Джон"

 

Я не особо испытывал подобной эйфории, по сути наша программа все равно не прозвучала так, как она должна была прозвучать, ГРЕБАННЫЙ ПОРТВЕЙН.....

И были еще концерты и бесконечные «тусовки», была демо-запись сделанная на аппарате «Синей Птицы» перед их концертом «втихаря», благодаря Игорю Доценко, который тогда играл у них на барабанах и приходил иногда на наши репетиции, и были приключения, когда нас ссадили с поезда по пути в Куйбышев, где мы должны были давать концерты, но оказались в КПЗ где-то на дороге посередине.

 

"Нокаут" доехали до Куйбышева с Лешей Шпыневым

 

И было еще много всего, но заканчивалось все одинаково, именно портвейном, в общем мне это надоело и я пошел на хуй, т.е. Дальше....

Потом были разные коллективы, хард-рок, талантливейший Вова Ермолин и его «Зарок», «Коллоквиум», в котором собрались классные музыканты, играющие арт-рок, и с которыми мы разогревали «ДДТ», с молодым тогда еще Шевчуком, наши совместные концерты с «Тамбурином» Леви и «Аукционом», в котором тогда пел Рогожин, потом была группа, которую мы собрали с Федей Александровским и Бобом Шавейниковым и очень серьезно «нарезали» хард-рок.

Вообще, мы все время «выпадали» из так называемой «обоймы» и отличались от рок-клубовских команд, мы больше думали о исполнительском мастерстве и вокале, нежели о тексте, все поголовно пели об одном и том же, о нашей тяжелой жизни и всем том гавне, которое нас окружает, но пели так себе, если это вообще можно было назвать вокалом, играли по разному, в основном хреново, мы же хоть и пели о любви, зато «нарезали» не «по детски». Поэтому, уже тогда, общая «тусовка» нас не принимала и мы считались ИЗГОЯМИ, но пока не осознавали этого. И именно тогда я придумал это слово - ГАВНОРОК.

Мы были никому не нужны и постоянные репетиции уже сводили с ума, мы реально понимали, что звучит всё круто, но это никому не надо, нам начали говорить о том, что мы де «косим» под фирмУ, и у нас нет ни своего лица ни стиля ни хера, вот тогда я понял еще одну вещь — если ты «фирменно» играешь и поешь, то это значит что ты «кОсишь» под фирмУ, о как... Уметь, это значит «косИть». И уже значительно позже, слушая или читая интервью всех наших «великих», известных и популярных гавнорокеров, я видел, что всех их связывает одно — все они выросли на «Beatles», «LZ», «DP», «Queen», «Pink Floyd» и т.д., все, как один с упоением рассказывают о своих любимых пластинках, и как в юности на гитаре они играли «Лестницу в Небо»..... но почему, почему никто из них так и не научился ни петь ни играть??? До сих пор меня терзает этот вопрос, почему нет этого мелодизма, фирменных и правильных фразировок в гитарных и вокальных партиях и т.д. Ведь там, на Западе никто не говорит друг другу, что кто-то под кого-то «косит», в голову такое не придет. Есть ШКОЛА, есть АЗЫ, будьте любезны, берите, впитывайте, слушайте, «мотайте на ус», и ведь мы так и делали всегда, что же произошло? Что случилось? От поколения к поколению всё хуже что ли??? Нехорошая тенденция. Я смотрел как-то концерт великого дядюшки Маккартни на Красной Площади и интервью с нашими критиками и музыкантами, которое они давали на английском языке, вот Андрей Макаревич, заслуженный человек, написавший много хороших песен, рассказывающий о своей первой смастеренной гитаре, о первом его знакомстве с «Beatles» и о своих ощущениях, и всё бы ничего, а я сижу и думаю — ведь вы все росли вместе, параллельно, и каждый из вас занимался музыкой и когда «Битлз» писали первую пластинку они так же не ахти играли на гитарах и т.д., но с годами они превратились в мега музыкантов, мелодистов, Паша вообще «запредельный» композитор, и как они «выросли» за эти годы, мы теперь можем услышать на Красной Площади, и прогресс этот очевиден, почему же у нас только никакого прогресса нет и ничего не происходит???....

Вот где собака порылась.... А наши музыкальные критики, вообще никакой критики не выдерживают))), иногда мне кажется, что они видят только то, что хотят видеть и не более того, а в своих оценках явно показывают свою некомпетентность, безграмотность, полное невладение вопросом, о котором рассуждают и дурновкусие...

Ладно, это небольшое отступление, а тогда мы шли с Борей Шавейниковым по Невскому, без копейки денег, в стоптанных башмаках и я предложил ему броситься под троллейбус, чтобы «уйти» красиво, дуэтом и если повезет «в сильную долю»....

Что-то сдержало, порыв отчаяния прошел и мы разошлись по домам.

Потом было беспроблемное поступление в Римского-Корсакова на отделение музыкальной комедии, просто от нехрен делать и уход оттуда через год по совету самого же режиссера, мне было скучно, и я практически задыхался, на курсе были в основном «блатные» и случайные люди, вот режиссер и посоветовал ехать в Москву, хочешь быть актером — только туда, на уроках по вокалу препод сразу понял, что ставить голос и заставлять петь меня классику нет смысла вообще, и я приносил ему трехлитровую «Жигулевского», трояк был обеспечен, в общем, я ушел оттуда, с мыслями о Москве и тут .....

И тут мне позвонили и пригласили в группу «Август»...

Мне позвонил человек, представившийся Сашей Егоровым, он был звукорежиссером группы «Август». Надо сказать, что те пластинки, которые я слышал у «Августа» (Демон и Ответный Удар) мне совсем не нравились. Во второй «обламывал» звук электронных барабанов, а в обеих — вокал. Я даже не вдавался в инструментальные Изыски, меня «прямо на взлете» обламывал голос и всё, слушать дальше я не мог. Еще я знал, что группа эта гастролирует от «Ленконцерта» и руководит там Олег Гусев, этим, собственно говоря, и ограничивались все мои познания об этом коллективе. В принципе, внутренне я понимал свое неприятие этой «команды», я знал, что раньше эта группа работала совсем в другом амплуа, они пели стилистически совсем другие песни, а потом вдруг, в одночасье напялили лосины, «рыболовные сети», и стали «шпиндорить» металл, оперным голосом. Очень мило смотрелся Алик Гусев на обложке «Демона» с выставленной ручкой на которой болтался напульсник в шипах.... Ну а тексты... это отдельная история - "...тотальная поллюция и на яву и в снах..."

В общем, для меня все это было как-то не натурально, не по-настоящему что ли, эдакий балаган под прикрытием «металлических» атрибутов для зарабатывания «бабла».

Но, это были мои рассуждения тогда.

Саша пригласил меня встретиться, он сказал, что ко мне есть серьезный разговор, мы договорились встретиться у него дома на Коломенской на следующий день.

Я приехал как и было условлено, меня встретил Саша, весь такой лощенный, с золотой «печаткой» на пальце, он завел меня в комнату, в которой сидели Гена Ширшаков, Лева Лемберский и «Дрюня» Круглов. Я увидел трех красивых, волосатых пацанов (особенно Лева))), с ног до головы в «фирменных» шмотках, на «парфюме» при всей хуйне, как говорится, они только вернулись с рок-фестиваля из Дании, они же в свою очередь увидели высокого, худого, в коротких штанах и стоптанных башмаках ебандея, на котором «болтался» старый затертый свитер на три размера больше, чем он сам.

Одним словом, мы быстро нашли общий язык, они уже тогда собрались уходить от Гусева и играть музыку, которая им нравится больше, тем более, что уже тогда Гусев на концерты выезжал редко, на клавишах «пердолил» Андрюха Лобанов, а худ. руку домой приносили бабло. То, что они хотели играть, стилистически было в стиле AC/DC, и им нужен был вокалист, и именно вокалист, который мог бы справиться с этой задачей конкретно. Он должен был обладать сильным, настоящим микстом, чтоб от взятой ноты лопался стакан..... Нет, это не должен был быть «сиротский» микст Димы Варшавского, это должно было быть что-то намного сильнее, они долго искали и перебрали массу вокалистов, и однажды им посоветовали меня, они побывали на одном из концертов инкогнито, и тут же было принято единогласное решение — только Коха (тем более, что от моей взятой ноты иногда лопался даже мочевой пузырь, а о моем таланте останавливать зубами «болгарку» уже тогда ходили легенды).

Для того, чтобы я не умер с голода и не попал под асфальтоукладчик, они решили меня показать Гусеву на предмет попеть в «Августе», как бы покА. Меня тут же повезли к метру домой и представили как найденное на улице голосистое «чудо», Палыч в халате, по-дворянски окинув меня беглым взглядом, улыбнулся, но все же предложил пройти к инструменту, он наиграл мелодию, дал текст и попросил спеть, я спел, спел не плохо, ребята тут же сидели на диване и показывали знаками, типа все круто. Палыч послушал и сказал великие тогда слова в своем стиле: "Ну братец, петь ты не умеешь ни хуя, но... после нескольких занятий со мной будешь петь как Бог..." Тут уж и я подохерел в легкую...

Он «приказал» взять меня на ближайшие гастроли, чтобы я входил в курс дела. Ближайшие были уже через три дня в Казахстане в городке с загадочным названием Хромтау на местном стадионе. Вот туда я и отправился, быстро подружившись со всем обслуживающим персоналом группы и сильно «напрягая» своим видом аж двух штатных тогда вокалистов «Августа», Пашу Колесника и Трушина Владимира.

 

"Август" первая моя поездка в Хромтау,Казахстан

 

Именно там, на этом первом концерте я поменял свое мнение об этой группе, вокал меня «обламывал» как и прежде, но музыканты меня реально «убили», я еще не слышал чтобы люди втроем так «херачили», нет, это была не машина, это был какой то сумасшедший бронепоезд, сметающий все на своем пути. Недаром музыканты во всех городах, где появлялись эти ребята, приходили их слушать. Гена придумывал красивейшие мелодические соло, меня поразило, насколько серьезно музыканты относятся к «саунду», подолгу отстраивая гитару, ну зато она и звучала просто пиздец. Во всем, буквально во всем был профессионализм и скрупулезная проработка деталей и нюансов.

 

"Август" с Геннадием пред выходом на сцену, стадион К

 

Да, много было всего, интересного и хорошего, печального и грустного, много концертов было сыграно и был уволен Трушин, он очень переживал и затаил таки на меня злобу «на всю оставшуюся» жизнь.... хотя мне все было «пофиг», меня привели туда совсем за другим.

Впоследствии Паша пел старые августовские хиты в первом отделении со своей командой, а мы «нарезали» во втором отделении. Мне приходилось петь все песни в Пашиных старых тональностях, я «давился» и «бычился», было дико низко и неудобно, но, менять тональности музыканты не хотели, все практически было в открытых гитарных позициях и они не хотели «зарубаться» с транспонированием. Поэтому, новые песни звучали совсем по другому, Гусев мне предлагал изменить мелодию так, как мне удобно и я чувствовал себя «как рыба в воде», я стал петь некоторые песни на «псевдо английском» и звучал просто фирменный «бэнд», у музыкантов опять «загорелся глаз».

 

"Август" стадион Рига

 

Вообще, про «Августовский» период можно написать отдельную книгу, столько всего было... А потом был последний концерт в этом составе во Дворце Спорта «Юбилейный» и пришел целый стадион.

 

"Август перед выходом на сцену, Паша, Вова Кокачев, Саня Егоров, "Дрюня" "Шуралды"

 

Ну, а потом мы ушли от Гусева и наша новая группа называлась «Маршалл», с двумя л на конце, в честь английского аппарата «Marshall», на котором играли Гена и Лева, и даже письмо мы написали дядюшке Джиму в Англию, но ответа так и не получили, (мог ли я знать тогда, что через много лет буду играть для дядюшки Джима на одном из вечеров в его честь, и расскажу ему эту историю).

Мы долго репетировали на «базе» и сделали свой собственный аппарат, очень мощный, у нас было много «света» и свой звук, по сути ведь с нами ушли и световики и аппаратчики и весь обслуживающий персонал. Мы сделали «бОмбовую» программу аля AC/DC, но работу найти не могли, единственный концерт , который мы сыграли, это был концерт в Зеленом Театре в городе Одесса, с группой «Маркиза», мы привезли весь аппарат и свет и было это круто, вместо шести концертов мы дали один, постоянные дожди не дали нам возможности «развернуться», но это был классный концерт, было такое ощущение, что Одессу на самом деле посетило что-то наподобие AC/DC.

После этого известный вопрос встал перед нами — что делать??? И тут «Дрюня» предложил позвонить Киселеву, который как раз основал центр имени себя и на то время собрал под своим крылом «Санкт-Петербург», «Русские», «Эверест», «Пассажиры», «Ну и что», «Черное и Белое», в общем, большинство этих названий лично мне ни о чем не говорили, за исключением «Санкт-Петербурга», и их тогда уже песни Русские Русские.

Думали мы долго, прекрасно понимая все последствия, и все же решили звонить, позвонил Круглов и Киселев назначил встречу.

За все наше пребывание в «Центре Киселева» ничего выдающегося в жизни нашего коллектива не произошло, за исключением только одного события, о котором я скажу чуть позже. Работы у нас практически небыло, гастролировала в основном одна группа - «Санкт Петербург», народ шел на концерты этой команды, чтобы послушать романс «Очарована околдована», хоть ребята и играли в своем репертуаре много рОковых песен, но русские люди всегда ждали романс, и ничего тут не поделаешь, благодаря этому романсу залы собирались и в «пристежке» с «Санкт Петербургом» катались другие группы из центра. Нам тоже посчастливилось несколько раз съездить на гастроли таким образом. Вообще, в этом центре Киселев на «всю катушку» удовлетворял свои амбиции, ведь когда-то он сам музицировал и руководил «Землянами», а тут столько «материала».... Одним из немногих музыкантов, которые могли с Володей разговаривать практически на «равных», был Гена Богданов, за что я его очень уважал, помимо его музыкальной одаренности.

Мы же все время держались «особняком», сначала Киселев поменял нам название на «Товарищи»... ну это был полный пиздец, до такого мог догадаться только он.... Все нас подъебывали, типа ... по «Товарищам» из бронебойных, ПЛИ....

В основном мы репетировали, Киселев любил вмешиваться в творческий процесс, он мог слушать песню, а потом остановить и сказать: "...короче, куплет сделать припевом, припев выкинуть, вступление переделать", - и т.д. И так он мог «перелопатить» всю программу, это реально «выворачивало на изнанку», но, хозяин барин, как говорится.

Однажды, прогуливаясь по Васильевскому мы с ним случайно встретились, и он в мягкой форме обьяснил, как надо все же петь по-настоящему: "... понимаешь, старик, я ведь тоже очень люблю AC/DC, но в этой стране такой вокал просто нигде не проканает, ни в телике, ни на радио, надо петь низко, по мужски и т.д...." В чем-то он был, конечно, прав, и мне пришлось переделывать весь вокал. Скажем прямо, мне это совсем не нравилось, самым противным было то, что некоторые мои музыканты сразу заняли позицию Киселева, что так, мол, лучше, как он говорит, потом мы начали «кромсать» все песни вдоль и поперек, опять таки по его же наставлению, ну тут уж я вообще внутренне взбунтовался.

Единственным самым большим и серьезным событием в жизни нашей группы было то, что мы «разогревали» «Nazareth» в 1990 году в их самый первый приезд в Россию, они работали в СКК по моему семь концертов. Мы играли все эти концерты и конечно, для нас это было огромное событие, мы очень переживали и нервничали, ведь зная всю специфику «разогревающих» команд у нас в Питере, мы понимали, что это дело совсем не благодарное, мы хорошо помнили, как обкидали всяким гавном «Парк горького», которые разогревали «Scorpions», как закидали Вову Ермолина с его группой, когда они разогревали «Uriah Heep», ведь у нас не любят своих, и уродов, которые на концертах бросали на сцену всякую хрень, у нас всегда было в избытке.

Мы это понимали. Так же мы хорошо понимали то, что нам не дадут нормально прозвучать, по контракту «разогревающий» коллектив должен играть на мощности которая на 40 % меньше, чем мощность основной команды, это в общем нормальная мировая практика.

Мы притащили свой бэк-лайн, отстроили звук, наш звукорежиссер Витя Рохин сказал, что мощности практически нет, а ведь это СКК, огромная бетонная коробка...

Когда я выглянул в зал из за кулисы, то первое, что увидел это целую толпу «пэтэушников», которые прямо из горла пили вино «Аист» в бутылках по 0,75. Мне как-то стало не хорошо, и я подумал, что если получу таким «пузырем» по яйцам, детей в будущем мне уж точно не видать... Толпа начала скандировать «Nazareth» «Nazareth» «Nazareth».

На сцену вышел ведущий и под общее ликование обьявил, что сначала выступит группа «Товарищи»... Пиздец, что тут началось, стадион дружно скандировал - «На Хуй» «На Хуй».

 

"Товарищи" перед выходом на сцену СКК 1990 год, "разогрев" у "Nazareth"

 

Честно говоря, у меня затряслись ноги, так, самую малость, лица же моих братьев музыкантов стали белого цвета..... Пришло время выходить на сцену.

Весь аппарат ставили поляки, а наш Витя Рохин ой как любил «курнУть», и было у него с собой всегда, и делал он это практически с рождения. И надо же было такому случиться, что звукач «Nazareth» тоже очень любил «курнУть», и два эти мечущихся сердца нашли друг друга.... В общем, наш Витя так «укурил» своего нового товарища, что звуковые «гашетки» на нашем выступлении он захерачил по полной (за что потом получил хороших пиздюлей от устроителей концерта).... Честно говоря, все наше выступление я ждал, когда из зала в меня прилетит какая-нибудь бутылка, и «потрясывало» меня реально, тем более, что у меня на пузе висел новый «Ovation», который Киселев «припер» из Японии, и мне было сказано, что если с инструментом что-нибудь случится, то бабло за гитару буду отдавать я....

Но, все было в порядке, и когда на медленной песне я увидел весь стадион в огоньках от зажигалок, я понял — это победа мать их, мы реально хорошо отработали и пожалуй были первой командой, в которую ничего не кинули из зала за все выступление.

После были теплые слова от Дэна и Пита, «бУхач» у них в гримерке, их ебаническое исполнение под акустику «Guilty», и еще хрен знает чего...

Время шло, а у нас ничего не происходило, и то же безденежье и невостребованность стали реально «сжирать» мозг. Мы начали ссориться, в башку лезли всякие «бредОвые» мысли. В один из таких дней я сидел в буфете ДК «Невский» на втором этаже с клавишником группы «Ну и что» Юзиком и пили портвейн. Мы жаловались друг другу на тяжелую жизнь в «центре», и после двух выпитых «пузырей» Юзик рассказал о своей сестре, которая живет в Штатах вот уже 15 лет и все у нее в «шоколаде».

Юзик, сказал я ему, какого хера ты тут делаешь, на твоем месте я бы уже давно «курил бамбук» в Штатах.... Как, с кем и на какие хихи? Ответил мне брат Юзеф. И тут меня осенило, за день до этого мне звонил мой приятель и предлагал купить приглашение в Америку за 1000 рублей, я конечно отказался, мне уж точно было не надо.

Мы выпили еще «пузырь» и я Юзику сказал, что приглашение купить можно, это не проблема, было бы на что, и тут Юзик выдал — давай обменяем мои клавиши на два приглашения и поедем вместе...? Решение созрело моментально, я позвонил своему другу, предложение его устроило, он забрал у нас Юзикину «расческу» а нам вручил два приглашения и напутствовал, как надо вести себя в консульстве.

Одним словом, я визу получил, а Юзик нет.....

 

Часть 3.

 

Честно говоря, я не знал, что мне делать. Во-первых, совершенно не было денег ни на билет, ни на «карман». Во-вторых, Юзик ехать не мог, и мне соответственно ехать было не к кому. Америка для меня вообще была «темным лесом». За всю свою жизнь я тогда был только в Польше и Болгарии с «Августом» на гастролях, ну и была еще авантюрная поездка в Швецию....

О, Швеция, это был пиздец полный, когда мы ушли из «Августа»! В нашей жизни появился Миша Клемешов. Этот человек делал деньги просто из воздуха: талантлив он был в этом, как Моцарт в музыке и авантюрист был непревзойденный!

Он возил в Швецию группы и там за «копейки» они играли. Ну а Миша имел с этого свой финансовый интерес, тем не менее, парень он был очень весёлый, юморной и не жлоб.

А главное, хорошо разбирался в музыке и музицировать тоже любил.

Он предложил нам просто скататься в Швецию, привезти туда кучу всякого барахла, продать там, а обратно привезти модного товара и тоже продать только здесь. Короче, бизнес, блядь.

Он собрал нас всех и прочёл лекцию о том, что в Стокгольме «катит» на черном рынке, и на чём можно подняться.

Оказалось, что там можно круто продать деревянные массажёры, ботинки «прощай молодость» фабрики «Скороход», водку, ватники, 12 струнные гитары фабрики им. Чапаева, фены, виниловые пластинки Маккартни «Снова в СССР», обычные туристические рюкзаки и еще кучу всякой «ёбани» такого же плана.

Мы всё это приняли к сведению и ринулись «затариваться» по полной. Деньги пришлось занимать в долг, и я помню глаза совершенно обезумевшей продавщицы из спортивного отдела, когда я «выметал» у неё все деревянные массажёры, которые лежали у нее лет десять.

В один прекрасный день на Финляндский вокзал «десантировалась» странная процессия: это были волосатые, бравые парни. Все как на подбор: в ватниках, с полными рюкзаками за спиной, в ботинках «прощай молодость». В руках у всех были акустические 12-струнные гитары в тряпичных чехлах, двое пёрли ящик "Столичной" водки (на всех). Видели бы эти люди, что лежало в тех рюкзаках...... Я думаю, охуели бы даже видавшие виды!

Одно знаю точно: массажёров ни осталось ни в одном городском спортивном магазине. Пластинок тоже....

Кто-то «подъебнул» со стороны: типа - "это чё , «зона», блядь, переезжает.....""

Руководил процессией Миша, одетый в модную кожаную «пропитку» - тогда это был «писк».

За ним два «ебандоса» тащили зелёный военный бачок с кашей - жратва это наша была.

Притом, один из них был в майорской форме - галифе, сапоги, «все дела», но он был не военный. Он был скрипач из «кОнсы»: просто форму можно было продать...

Вот так мы доехали до Хельсинки, а там сели на паром и прибыли в Стокгольм.

Миша определил нас в «ночлежке» прямо в центре города. Посетители ночлежки, конечно, «влёгкую» охуевали от людей, которые каждый день жрали какую то хрень из мятого металлического бака, потом пили водку и орали песни, периодически пытаясь «втюхать» им всякую херню от обуви до массажёров.

Сам Миша, конечно, жил у своих друзей. Он забрал у нас весь привезённый товар и уехал.

А в это время тот самый скрипач «майор» предложил пойти поиграть в метро, заработать, так сказать, бабла. Гене Ширшакову показалось западло, ну а я подумал: почему бы и нет. И мы с ним пошли на центральную станцию метро. Там станция большая, если я не ошибаюсь, в два или три уровня. Мы заняли диспозицию недалеко от играющих там же цыган. Он в майорской форме со скрипкой, а я волосатый, в джинсовой куртке, на спине которой было написано «HMR В СССР» , и понеслась!

Моим «коньком» было исполнение «блататы», и я пел попурри из этих песен, где «брильянтом» была «Маманя сплять, им жабы сняться...». В общем, «Фурага кожана на вате» - это был хитяра в моём исполнении. И когда я открывал «чавку», то звуки метрополитена, со всеми спешащими на работу шведами и набирающими ход электропоездами, тонули в том рычащем саунде, который я издавал. Цыгане съебались сразу: они поняли всё. Они ощутили на себе всю непосильную ношу конкуренции. Все бомжи, которые сидели и лежали перед ними каждодневно и стабильно, вдруг перебрались к нам. Это было признание одних и полное фиаско других.

 

Стокгольм, я и Шуралды, на мне та самая "пропитка".

 

Они не могли дать нам денег, но поставили перед нами по пол-пузыря той «бормотухи», которую каждодневно поглощали: «от сердца» оторвано было самое дорогое.

Люди, пробегающие мимо нас, стали притормаживать. Поток стал «сбиваться», и начал образовываться «затор». Я слышал: «Милитари Милитари...». Это они говорили о моём друге в майорском костюме, который «шпилил» на скрипке, как Бог! И коробка, стоящая передо мной, наполнялась всё больше и больше. Это реально радовало и придавало сил ещё больше.

Вдруг ко мне подошла женщина небольшого роста и представилась на ломанном русском языке:

- Меня зовут Тамара Юханссон, я работаю на Радио Швеции.

Вот тут пришла очередь охуеть мне: передо мной стоял человек, голос которого знал не только я, но и огромное количество людей в СССР, которые «ловили» Радио Швеции в своих приёмниках и слушали там фирменную музыку и интереснейшие программы, доносимые до нас этим «голосом свободы»... Мы познакомились, и долго потом разговаривали. Её удивило не то, что люди «играют» в метро - это как раз привычно. Её удивило то, КАК люди играют и поют, притом на русском языке. Я помню её фразу: "Музыканты такого уровня у нас в метро не играют." Что еще тут скажешь? Ничего...

Мы очень неплохо заработали и решили на эти деньги купить пива и всякой жратвы - каша уже достала. Вернувшись в ночлежку, мы закатили пир. Гена Ширшаков пошел играть на гитаре вместо меня на следующий день.

Миша всё реализовал за копейки. Что-то осталось, и обратно мы это не тащили с собой. Я и «Дрюня» приобрели в русском магазине по «пропитке» на продажу. В этих полупальто мы и вернулись. Короче, бизнес у нас не удался: денег от проданных «пропиток» хватило рассчитаться за эти сраные ботинки, гитары, массажёры, ватники, водку, дорогу и т.д. В общем, после этой поездки я ушёл из большого бизнеса)))

Деньги на билеты в Америку мне дали родители, наличными с собой у меня было сто долларов. Провожали меня всей музыкальной общественностью Питера. Гуляли так, как будто я лечу на Марс! Результатом был выбитый об асфальт большой палец руки, и красивый "бланш" под глазом. Меня погрузили в поезд на Москву, и я отправился в путешествие. От Киселева я получил напутственные слова:"Если уедешь в Америку - можешь сюда больше не возвращаться..."

Поезд «уносил» меня в Москву, где меня ждал Серёга «Малыш» Гриценко - барабанщик группы «Санкт Петербург», который по стечению обстоятельств тоже летел в Америку. И если я вообще не знал, нахера меня туда несёт, то Серёгу просто «достал» "Совок".

 

Серёга "Малыш".

 

В Москве мы опять выпивали, а потом какие то там близкие знакомые Серёги попросили нас взять с собой восемь огромных картонных коробок, плотно перевязанных скотчем с вещами. И что, типа, нас там встретит какой-то их родственник Изя, и за это отвезёт нас куда нам надо: ведь Изя на «колёсах».... Короче, эти коробки были совсем не лёгкие: мы их сдали в багаж. И когда мы прибыли в Нью-Йорк, «потрахаться» с этими коробками нам пришлось конкретно. Когда мы подошли к таможне, на меня пристально посмотрел большой чёрный дядя и спросил о цели моего приезда. Я был «в говно», с синяком под глазом, с выбитым пальцем на руке и коробками, одна из которой таки порвалась, и из нее посыпались старые погнутые сковородки, кастрюли, гнутые ложки.... блядь, это ж надо, что мы пёрли с Серёгой.... Но Изя был еще круче: он был маленький, с кучеряхами на башке, которые чётко делила лысина, с маленькими, пухленькими волосатенькими пальчиками и мясистым «кнацером».

Нет, он не спросил куда нас подкинуть. Он просто загрузил коробки, показал, что места нет, сказал "спасибо" и быстро съебал.... Вот тогда-то я и понял, что есть евреи, а есть жиды, Изя был «махровый» жид.

За 47 баксов мы доехали с «Малышом» до центрального «Бас Стэйшн» и сели на нём думу думать. Что делать? Куда дальше? Еще в самолете Серёга говорил мне, что в городе Цинциннати живет один классный парень, который уехал туда года на два раньше нас, он музыкант и зовут его Саня Вердиянц, и что у Серёги есть его телефон. Только он не знает, ответит нам кто-нибудь по этому телефону или нет...

Вот на «бас стейшн» мы и вспомнили про этого самого Саню, тут же пошли и позвонили. Слава Богу, Саня нам ответил и сказал чтобы мы приезжали: «кости» будет где кинуть, да и вообще будем уже смотреть по обстановке. Мы тут же купили два билета на автобус и счастливые, и уставшие, тряслись 12 часов в переполненном неграми автобусе до нашего места назначения.

Мы приехали в Цинциннати порядком уставшие и с конкретного «бодунищща». Нас встретил Саша и повёз к себе домой, т.е. в тот дом, который он снимал, а точнее: подвальное помещение. Первое время пока у нас были какие- то деньги, всё было вроде бы и нормально, а потом....

Мы втроём лежали на полу, температура была у всех под 39, какой-то вирус хватанули? это точно. На табуретке лежал Санин тромбон. Саня периодически садился на табурет и «ебошил» гаммы. Мы лёжа, тупо слушали и потели. Так прошла неделя. Из жратвы был только четырехкилограммовый мешок риса, и иногда заходили студенты - Санины приятели, да и наши уже тоже. Ночью, когда я в очередной раз встал в туалет, то потерял сознание.

Пиздец.... Это был «край», но ситуация была безвыходная. Врачей не вызвать: ни страховки, ни бабла, поэтому приходилось переболеть что называется «на ногах». Всё как бы говорило нам: "Пиздуйте домой, друзья товарищи - нехер вам тут «ловить». Но возвращаться обратно домой с голой жопой....хЕра.

А потом было хуже: нам сказали, что в России переворот, и в Москве танки на улицах. Мы с трудом дозвонились домой, но нас успокоили и сказали, что нечего нам делать в Совке. Вообще, это была странная особенность: новости в Америке мы узнавали быстрей, чем люди в России: по крайней мере, когда я звонил домой и спрашивал: Что там в Сосновом Бору за выброс на атомной станции?" Мои родители были «не в курсе», они удивленно спрашивали меня в ответ:« А что, что-то случилось?».

Потом я познакомился через студентов с музыкантами. Эти парни искали вокалиста, и команда у них называлась «EasterHeist». Гитаристом был русский парень Виктор. Его родители уехали в Штаты, когда ему было пять лет, и он вырос в Америке. Я приехал на репетицию в частный дом. Подвал этого дома был оборудован под репетиционную: в комнатке (где-то 15 квадратных метров) стояли барабаны, два «стэка» «Marshall JCM 800» и два киловатных басОвых «Ampeg» . Меня познакомили с музыкантами. Все ребята были молоды, все волосатики, в шортах и ботинках. Они включили аппараты на всю «катушку», всунули в уши беруши и въебали так, что мне даже воздуха стало не хватать.

Скажу сразу, что то, что я услышал, для меня было в новинку: я придерживался хард-роковой стилистики и слушал «металл», но то, что я услышал, было для меня необычно чисто мелодически! Я не знал тогда ни «Pearl Jam», ни «Alice in Chains», ни «Nirvana», ни «Soundgarden», ни «Jane's Addiction».

 

Делаю шашлык, Витя смотрит, тот самый гитарист, Цинциннати.

 

Эти команды только начинали свое «восхождение», за исключением «Jane's Addiction». Про эту группу американские музыканты говорят, что это их «Led Zeppelin».

Конечно, этот мощный, сырой "саунд" меня просто «убил» наповал! Я не слышал до этого, чтобы люди так играли, и их никак нельзя было сравнить с нашими музыкантами.

Мои братья из «Августа» играли очень мощно, отточено и, я бы сказал, филигранно, а здесь.... Здесь была какая-то хулиганская, «непричёсанная» игра: барабанщик играл хлёстко, не совсем ритмично. Он мог во время песни то «оттягивать» назад, то «убегать» вперёд, но басист умудрялся это делать вместе с ним, а два гитариста «жили» между собой вообще своей жизнью. И при всём при этом, в результате, получался какой-то мощный «замес», который мне и сравнить-то было не с чем.

Пришел мой черёд спеть. Они начали играть свою тему, а я должен был на ходу придумать мелодию и сразу ее исполнить на псевдо-английском языке. Тут уж пришла пора удивиться им: я спел один вариант, потом придумал тут же второй. Они и представить не могли, что появиться «чел» с такой «глоткой» из какой-то России, именно ИЗ КАКОЙ-ТО: ведь никто из них, за исключением Виктора, даже не знал, что это за страна и где она вообще находится.

Басиста звали Лорэн, он писал тексты, притом делал это сразу, практически на «коленках» - во время репетиции. Лирика, прямо скажем, была не простая: много слэнговых выражений, смысл в основном понятный американцам. Мне было трудновато выучить десять песен сразу, и уже на первых концертах я пел «рыбу». Только припевы пел по тексту, но..... как ни странно, люди толком даже не врубались. Это прокатывало, звук обваливался на людей лавиной, и в этой лавине где-то в середине звучал мой голос. Честно говоря, как я уже говорил, с точки зрения мелодики я чувствовал себя не совсем комфортно, и ребята это понимали.

Они сказали мне фразу, которую я запомнил надолго: "Ты пой и не «парься». Если тебя что-то «обламывает», знай: мы всё делаем правильно. Верь нам: придёт время, и ты это поймешь сам..." И время пришло.

Надо было как-то выживать, и мы находили работу у русскоязычной «диаспоры». Позже Серега нашел ещё какого-то приятеля в Сент-Луисе и уехал туда на «разведку», а я работал по десять часов в день. А вечером «нарезал» концерты со своими американскими «братьями». Потом меня «кинула» женщина, у которой я работал: она просто сказала, что ей нечем мне заплатить. В общем, я «пролетел» на всё заработанное мной «бабло».

Выход был один: я ушел в Русскую Православную Церковь. Я просто пришел и сказал, что мне не на что жить, и они меня приютили: они меня кормили, а я работал у них, помогая по хозяйству. Вот там я первый раз открыл книгу «Закон Божий», и вместе с этим открыл для себя новый мир.

 

В клубе.

 

В общем и целом, в результате всё пришло к тому, что я решил ехать в Джорданвилль: там находится духовная семинария, и мне оставалось только получить благословение в Чикаго, в Русской Православной Церкви. Конечно, я в первую очередь хотел получить хорошее образование. Практически за три дня до моего отъезда мне позвонил «Малыш». Я его конечно «ошарашил» своим заявлением, и уже утром следующего дня он, приехав из Сент-Луиса, с «остервенением» забрасывал мои скудные пожитки в «пикап». Он увозил меня в Огайо. Он увозил меня от семинарии и возвращал к рок-музыке. Он не хотел, чтобы я стал священником, он хотел, чтобы я остался Кохой.

Эх, брат мой «Малыш»....

Сент-Луис блюз....мммда, вот тут-то и началась РЕАЛЬНАЯ АМЕРИКА.

 

Песни поем...

 

В этом городе русские «держали» весь малярный бизнес. Мы попали практически на Рождество и пришли на «тусовку», где собралась отмечать праздник вся русская «диаспора»: человек эдак восемьсот. Выпили, закусили, еще выпили и началось.... На сцене пели русские приглашённые музыканты, и в паузе я попросил спеть песенку. Мне разрешили, и я вышел, и спел под гитарку. Один, бля, - без ансамбля. Потом ещё и ещё.

В общем, успех обрушился на меня сразу и «придавил», блядь, конкретно. А когда в порядочном подпитии я начал в микрофон рассказывать про караван верблюдов, который шел по пустыне, а потом остановился, потому что передний верблюд хуем в песок уперся..., а потом ещё и ещё. Зал «рыдал» от смеха, и нас с «Малышом» полюбили все. И вопрос с работой тут же был решён, и с жильём, и со всем на свете...

Золик и Галя Елкины - так звали наших новых «маму» и «папу», которые предоставили нам большой благоустроенный «бейсмент» с комплектом аппарата и кучей винила.

Вообще, жизнь «подогнала» нам немало хороших, сердечных людей. И меня поразило, что большинство из них это были простые люди из Гомеля, Бобруйска, которые уехали, взяв «под мышку» свои семьи из-за радиации после Чернобыля. Это люди, которые ради здоровья своих детей, начали жизнь по новой, а это ой как не просто.

Работали мы много, потихоньку стали превращаться в хороших мастеров малярного дела, по вечерам играли муззон и ходили на концерты.

 

Работа ёпть, Цинциннати.

 

Я собрал большую коллекцию винила. В то время люди переходили на CD и тащили в комиссионки винил. Он стоял там по 1$, и было там всё. Я купил весь Chicago, притом, многие пластинки запечатанные, просто «новье»: люди сдавали пластинки просто «коллекциями». Вот одну такую «коллекцию» я и купил.

Это был весь KISS. К пластинкам прилагались даже их картонные куклы и билеты с их концертов. Стоило это всё копейки, и я покупал и покупал. В общей сложности я купил около пятисот пластинок, и все в отличном состоянии. Помимо этого я покупал кассеты. Они стоили подороже, но я не жалел денег на это «добро», и практически все заработанные мной деньги уходили на это.

Конечно, не обошлось и без покупки инструментов. По газете можно было купить много хороших вещей очень дёшево, к тому же, у меня был приятель хозяин комиссионного магазина. И когда у него появлялось что нибудь интересное, он звонил. Вот так я купил у него бас-гитару «Gibson Grabber» 1973 года, всего за 200$. В своё время Лёва Лемберский (басист ""Август") рассказывал, что у него был такой инструмент, и звучал он «потрясно». Лёва его продал и пожалел об этом не раз... Потом я приобрёл прекрасный клавишный инструмент «Roland D70», и тоже очень дёшево. У меня собралась большая коллекция футболок, притом все они были «двухсторонние». Многие покупались на концертах, и по дизайну были очень красивы. И это в то время, когда на Родине всё ещё только начиналось: 1991-й год..... В общем, я конкретно «обрастал» добром)))

И всё было очень неплохо. Я стал вникать в законы этой страны, и она реально мне нравилась всё больше и больше. Мне нравились люди, которые в ней живут: у которых куча проблем, и которым совершенно «насрать» на политику и ту пропаганду, которая велась по поводу противостояния России и Америки. Простые, обычные американцы даже не знают, где она находится, Россия. Я уже об этом говорил.

И был Боря Буштабер, классный парень, который «сделал себя сам» и стал очень серьёзным бизнесменом: человек — ураган, человек — доброта, который очень много мне помогал и психологически, и с работой. У Бори было хобби: он обзванивал разные магазины - от крупных до мелких и «разводил» их своими рассказками на то, что они присылали ему кучу продукции бесплатно, якобы для рекламы. Это был «высший пилотаж» умения «забалтывать» менеджеров, притом по-английски. Однажды я принёс ему телефонный счёт, который мне пришёл на 1500$ от компании AtnT и пожаловался, что слишком дорого стоят разговоры. Боря тут же, при мне позвонил в эту «контору» и «засрал» им мозги за 20 минут так : торгуете мол воздухом, связь была говно, и т.д., что они, дико извиняясь, прислали через два дня другой счёт на 160$....

Вот такой он, Боря Буштабер.

Был и Ленни Минкович, который в будущем сыграет свою роль в создании Pushking. Был и Слава Платонов, и его сын Саша, и еще огромное количество людей.

Слава был врач, у него была своя клиника. И человек он был состоятельный, и праздники любил до «невозможности», и соответственно «зажигалка» был еще та... У него был огромный дом с бассейном в престижном районе. И практически каждые выходные он устраивал «пАти». «Разгуляева» были не шуточные: до финиша «доходили» не все.... Однажды на одном из таких мероприятий я стал «звездой» и очень долго удерживал это звание, а случилось это так...

Мы с «Малышом» заканчивали обьект. Нам позвонил Слава и сказал, что у него вечером «большой сходняк» в честь его какого-то там продвижения на работе, что будут люди очень «сурьёзные», известные. И будет их много. Поэтому мы должны «подтянуться» тоже. Мы хоть и не «сурьезные», но все же «братья - распиздЯи»: а это «поглавней» будет... Работы у нас с Серёгой было много. Поэтому мы, «запахавшись», не успели переодеться и приехали в рабочей одежде, в краске - как положено))). Перед нами открылась картина настоящего «солидного» мероприятия типа "приёма": все в костюмах, фуршет, шампанское, классическая музыка, все на улице, между гостей «снуют» официанты с подносами. И всё это вокруг пустого бассейна. Притом, то, что он пустой, мы с «Малышом» увидели сразу и «конкретно».

Мы присели перед входом под деревом: неудобно в таком виде заходить. К нам подошел сын Славы Сашка, он притащил пива и сказал, что :«щас типа» наши общие друзья мексиканцы привезут какой-то «убийственной травы». Приехали мексиканцы. Очень довольные, все на «взводе», глаза «горят». Сели рядом с нами и тут же скрутили первый «джоинт». Мы покурили. Они смотрят на нас, ждут реакцию. Я говорю: «Вообще не «зацепило». Они переглянулись, скрутили еще один «косяк». Мы опять покурили. Реакции - ноль. Тут уже при скрутке третьего «косяка» я увидел, как затряслись руки у одного из них, и было с чего: они «вбухали» все свое «бабло» в эту «крутую травку».

Выкурив третий, я им сказал, что их конкретно обьебали, и такое наверное бывает, и расстраиваться не надо, потом на глазах у моего охуевшего друга Серёги, которого тоже «не зацепило», я встал и заорал что есть мОчи: «А какого, собственно говоря, хуя никто не купается в такую жару, и все, как пингвины снуют в своих, блядь, фраках!!!"

И с криком: «РАЗОЙДИСЬ БЛЯДЬ!!!», я на глазах у обезумевших мексиканцев, моего друга и всех гостей, разбежавшись, прыгнул «рыбкой» в бассейн....... Пауза повисла такая, как будто Господь «выключил» на время все звуки на Земле. Я «встрял» башкой в тёплый кафель бассейна и потерял сознание, но совсем не надолго. Потом крики, суета вокруг меня, обрывки фраз: «...убился..., хуйня, такие не убиваются..., он голову «раскроил.., несите водку..., зашьем по живому...» - всё как в бреду.

Я вскочил, вокруг меня бегал какой-то «чёрт» с камерой и снимал весь этот «праздник жизни». Меня «накрыл» приступ возмущения. И я с криками: «Что ссука, «клубнички» захотелось??? А на тебе, козлячья рожа, "клубнички"!!! Сняв свои шорты, начал «щёлкать» своим членом по своему же пузу прямо ему в камеру..... Это был мой СОЛЬНЫЙ выход, мексиканцы охуев от такого спектакля, тут же «унеслись» занимать «бабло» и скупать всю оставшуюся «партию травы». Славины гости были в «оцепенении», а сам Слава «ржал» так, что на ногах устоять не мог...

Я проснулся утром от хохота доносившегося с первого этажа Славиного дома. Башка была забинтована, и было такое ощущение, что у меня в голове торчит топор, и его забыли вытащить. Состояние было ну просто премерзопакостнейшее. Я потихоньку спустился вниз и увидел человек двадцать людей, сидящих перед огромным телевизором, на экране которого «летала» моя «шняга»....

Такого стыда я давно не испытывал: хотелось умереть тут же, не сходя с места... Меня увидели, начали обнимать, успокаивать и когда мне сказали, что теперь я «Секс-символ Сент-Луиса», меня «отпустило».

В общем, прошло два с лишним года, и всё бы было ничего, но надо было возвращаться домой. Мою семью не впускали в Штаты ни под каким предлогом, и я решил ехать домой. «Малыша» ничего не держало, и он домой ехать не собирался. Конечно, ехать обратно «дико» не хотелось, но, есть такое слово — НАДО.

Мои проводы были целые сутки, и я конечно был очень «тронут» вниманием людей: целые сутки люди шли и дарили деньги, подарки, прощались, и говорили, говорили...

 

Мои "проводы" домой в Россию.

 

У меня было 10 огромных чемоданов, которые друзья полностью обмотали скотчем, чтобы в аэропорту Москвы грузчики не «порезали», плюс к этому были инструменты. В общем, багажа было немеренно.

 

"Малыш" "толкает" тост, рядом Саша Платонов (сын Славы), напротив Боря Буштабер.

 

Всю ночь меня провожали, а утром «Малыш» полетел провожать меня в Чикаго. Оттуда я улетал в Москву. В Чикаго была «жесть»: Серёга предложил курнуть «на ход ноги». Мы зашли в туалет, курнули, а потом нас «пробило» на жратву. Мы пошли в ресторан. А для того, чтобы туда идти, надо идти через контроль. Вот такая дурацкая была система: мне пришлось класть все чемоданы на «ленту». В одном из таких чемоданов у меня были подарки для друзей и их детей. На дне одного из таких чемоданов лежал игрушечный «водный пистолет».

П....ц, это была большааая ошибка: меня заставили вскрыть всё.....

Мы с остервенением «рвали» скотч, матерились и открывали чемоданы, из которых выскакивали «на волю» хорошо и с любовью «утрамбованные» вещи. Если уж полиция что-нибудь находит, то она перевернёт все, так, на всякий случай. В результате, они извинились, попросили держать пистолет в руках, не засовывая его в чемодан или положить на самый верх. На полу лежали все мои «вывернутые» на всеобщее обозрение вещи. Мы с Серёгой «запихали» обратно всё, как могли, и Слава Богу, нам удалось вызвонить в Чикаго нашего общего друга, который согласился помочь и привезти скотч в аэропорт.

А пока мы пошли в ресторан и я с ходу заказал бутылку Jack Daniels и больше ничего. Мы выпили с «Малышом» эту бутылку вискаря на глазах у одуревшей официантки.

«Дизайн» у нас был чисто рокерский: волосатые в «казаках», в кожаных куртках, на пальцах «гайки», в общем «рок-звёзды». И я «прогнал» ей, что мы музыканты, работали на студии у Bon Jovi и возвращаемся домой. Она убежала и вернулась с пачкой открыток и просьбой дать автограф. На нас с интересом начали смотреть официанты, и я понял, что «во все верующие американцы», как всегда в своем «репертуаре». И пока мы не расписались на всех открытках, нас не отпустили. Я так и расписывался — КОХА Bon Jovi)))

Потом я сдал вещи в багаж и за «перевес» заплатил все деньги, которые у меня были. Но мне было «пофиг»: трава и виски сделали свое дело. Мы попрощались с Серёгой, и я пошёл в зал ожидания. У меня в руках осталась одна сумка с документами и кассетами. Я забежал в зал ожидания, и ужасная мысль «пронзила» мое затуманенное сознание: все уже в самолете, а я опоздал.... С этой мыслью, на глазах у всех пассажиров, я открыл дверь и «ломанулся» на взлетную полосу. Сработала сирена, и меня «повязала» уже знакомая «служба охраны». Этот спектакль очень понравился скучающим пассажирам. Меня «отчитали» и поручили лично одному из полицейских проводить этого «сумасшедшего русского» в самолёт, при этом забрав у меня мою сумку.

И мы полетели. И очнулся я только в Ирландии, в полной уверенности, что меня обокрали.

И сидя в аэропорту в Ирландии, я на последние деньги купил пива и уговорил какого то индуса дать мне позвонить с его карточки. Я набрал Серёгу и сказал, что меня обокрали, а он пообещал позвонить в Чикаго в аэропорт и разобраться... Потом я опять летел и «достал» стюарда, который за 50 долларов открыл мне багажное отделение, чтобы я убедился, что вещей я там не найду, так как всё завалено багажом, и холодно там "пипец" как.

Потом ко мне подошли какие то дети и сказали, что видели, как мою сумку полицейский положил в багаж - самую последнюю. Это меня успокоило.

И вот Москва. Наши таможенники, которым я подарил 10 кассет с музыкой, чтобы не «шмонали», папа, который меня встречал не там, где надо. И когда я вышел - весь такой рокер в шелковой рубахе, в «казаках» на кольцах, то первое, что я увидел, это танцующих и снующих в спортивных костюмах чеченцев вокруг меня и моего большого багажа...

"Здравствуй Родина!", подумал я. И попросив папу посмотреть за вещами, пошёл переодеваться в туалет, сняв кольца, собрав волосы в «хвостик» и одев кроссовки и спортивный костюм.

Мы ехали на двух машинах и «бандюганы вели» нас до самого вокзала, в то время так и «нахватывали», отслеживая людей и отбирая все привезённое «добро». Нас выручили отцовские друзья-менты, которые нас подстраховали и на вокзале посадили в поезд на Питер.

Тяжело описать моё состояние, но это был ужас от того беспредела и грязных заплёванных улиц. Москва была вообще каким-то городом-призраком, той красоты, которая сейчас, ещё не было. Это были 1992-93 годы.

Конечно - встречи, конечно - друзья. Конечно, я раздарил всё: пластинки, футболки, кассеты.

В общем, через месяц я сел на «попу ровно»: музыка никому не была нужна. Это был «подъём» «Ласкового Мая», «Миража» и всякой хрени, которая усиленно «косила бабло» и собирала стадионы. У меня начался депрессняк, и всего лишь одна мысль «сверлила» мой мозг: как можно быстрее вернуться в Штаты обратно, только уже с семьёй.

Но, этой мечте не суждено было сбыться, увы.....

(Продолжение следует).

 

Скоро

NeverGiveUpOrDie
...MF...


Всегда с нами

Всегда с нами

Freddie

Freddie
Первый Российский Рок-проект целиком и полностью записанный и изданный на деньги фанатов группы «PUSHKING» и любителей творчества FREDDIE MERCURY.
Подробнее →

О группе

Константин "Коха" Шустарев - вокал, гитары

Олег "Иваныч"  Бондалетов - клавишные

Дмитрий "Митя" Лосев - гитара

Роман Невелев - бас

Филипп Соха - ударные

Александр Андросенко - гитара

Андрей Дейков - звук